Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

юзер

Я вернулась или Как найти Лину Серегину

Возвращаюсь в ЖЖ
Нужда заставила, а также один очень умный человек и по совместительству блогер
Нужда - в виде одной мамочки, которая, оказывается, очень долго искала мои контакты в интернете, нашла через долгое время, с большим трудом, потому что я ушла же в Фейсбук, здесь оставила контакты на ВКонтакте, а сама туда зайти не могу, хоть ты тресни, а Фейсбук, как сказал мне умный блогер, не индексируется поисковыми системами. А ЖЖ индексируется. И вообще все, что здесь пишется, остается на века.
Буду индексироваться теперь. Потому что ситуация требует. Оказывается, меня многие ищут, как сказала мне эта мамочка. Поэтому надо.
Потому что не знаю, с чем это связано, но в наших школах начался мощный "прилив" насильственной башкиризации в виде обязательных уроков башкирского даже в начальной школе и выпускных классах русских школ, чего даже по башкирским законам уже давным-давно не положено. А положено спрашивать родителей: "А желаете ли вы, чтобы ваше родное чадо башкирский язык изучало? Или в эти часы математикой-физикой-английским-китайским-русским-физрой-химией-астрономией (простите, если что не назвала) пусть занимаются? Что вы выбираете? Напишите-ка ваши пожелания в письменном виде, мы их проанализируем и сделаем так, как пожелает большинство. Но и меньшинство в обиде не будет, уверяем вас. Все будут довольны!" Вот так должно быть по закону.
А как это происходит в жизни, буду вам рассказывать.

==Collapse )
А вот здесь моя запись "ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ РОДИТЕЛЬ ШКОЛЬНИКА В БАШКИРИИ" http://lina-seregina.livejournal.com/551586.html
Вот здесь - если у вас в школе ввели платые уроки русского  или математики  http://lina-seregina.livejournal.com/597929.html

Смогла зайти ВК,  вот здесь Комитет по защите прав учащихся Башкирии  https://vk.com/public157831298

ЧИТАЙТЕ, ЗНАЙТЕ СВОИ ПРАВА
юзер

Деньги есть - "Уфа" гуляем?

http://www.drive2.ru/users/low102/blog/175997/ интересные факты об Уфе

7. Под городом – целая система из 20 естественных пещер и штолен для выработки гипса. Все входы в пещеры заглушены, кроме одного.

8. Над архитектурой города поработал шотландский мастер. Так, в 1803 году архитектор на российской службе Вильям Гесте составил первый генеральный план города, но по различным причинам (в частности, из-за отсутствия денежных средств) план не был претворён в жизнь. Гесте в декабре 1817 года снова побывал в Уфе и вместе с губернским землемером Сметаниным внёс поправки в план. В этом виде правительство утвердило проект 3 марта 1819 года, и этот генеральный план определил направления строительства Уфы в течение всего XIX века.

Популярную присказку «Деньги есть – Уфа гуляем, денег нет – Чишма сидим» слышали в разных уголках нашей страны.

Существует следующая версия происхождения: после гражданской войны, в 20-е годы, коллективизация еще не началась, а Советская власть пока не окрепла. Крестьяне имели свои наделы земли и, естественно, излишки продуктов продавали в городе. Основное движение было по «большаку» (Олы юл), теперь это трасса «Самара – Уфа». На этой дороге орудовала банда, которая останавливала одиноко едущих крестьян и требовала выкуп за пропуск в сторону города, при этом приговаривая: «Деньги есть – Уфа гуляем, денег нет – в Чишмах сидим». То есть, те, кто не мог откупиться, были вынуждены сворачивать в Чишмы, где торговля шла не так бойко.

В другой версии утверждается , что это выражение не имеет ничего общего ни к городу Уфа, ни к поселку Чишмы. Еще до революции 1917 года появилась эта присказка. Уфа считалась уже тогда крупным торговым центром. На пересечении нынешних улиц Коммунистической, Карла Маркса, Гоголя, Аксакова, Ленина, Ахметзаки Валиди, Пушкина, располагались огромный рынок, торговые ряды. Много было трактиров, чайных и столовых. Один из них – трактир «Чишма», где можно было переночевать, поесть, дать отдохнуть лошадям.

Ну и третья версия. Якобы в старину мужики, заработав денег в деревнях плотничьим промыслом, собирались на вокзале, ожидая поезд в Уфу. Поскольку ждать приходилось долго, чтобы «убить» время, они заглядывали в трактир. Некоторые, забывшись, прогуливали там все деньги, и в Уфу им ехать было уже не на что. Тогда им ничего не оставалось делать, как напевать вот эту частушку, у которой есть продолжение:

«Деньги есть – Уфа гуляем,

Денег нет – Чишма сидим,

Печэтле аракы эчеп,

Чучка котлетын едим».

Последние строчки переводятся так: пьем печатную водку и закусываем свиными котлетами.
юзер

Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917 - 1952 годы) Н.Е.Емельянов

1. Гонения на Русскую Православную Церковь в 20 веке.
     В истории Вселенской Церкви никогда не было  таких  масштабных  и
всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений, как в России в XX веке.
В первые три века существования христианства гонения носили  локальный
характер и длились не более нескольких лет.  Даже самое страшное гоне-
ние Диоклетиана и его преемников,  начавшееся в 303  г.,  продолжалось
всего 8 лет.
     Гонения в России распространились  по  всей  территории  огромной
страны,  занимавшей 1/6 часть планеты; охватили все организации: учеб-
ные, хозяйственные, административные, научные; все слои общества и все
возрасты: от детей, подвергнутых безбожному воспитанию и преследовани-
ям за веру в детских садах и школах  до  глубоких  стариков,  вспомним
расстрел в 1918 г.  детей - царственных мучеников и расстрел в 1937 г.
81-го летнего свщнмч.  митрополита Серафима (Чичагова),  который по бо-
лезни  уже  не  мог ходить.  Более ста миллионов православных верующих
России подверглись,  все без исключения,  разнообразным гонениям, при-
теснениям,  дискриминации  - от издевательств и увольнения с работы до
расстрела.  И это продолжалось более 70 лет с 1917 года до "перестрой-
ки" конца 1980-х годов.
     Советская власть с первых дней своего существования поставила за-
дачу - полное, с самой беспощадной жестокостью, уничтожение Православ-
ной Церкви.  

Collapse )


БОЛЬШЕВИКИ ГЛАЗАМИ ДЕТЕЙ

БОЛЬШЕВИКИ ГЛАЗАМИ ДЕТЕЙ.

"12 декабря 1923 г. во всех классах (Русской) гимназии (созданной в Чехии, для детей белых воинов и эмигрантов — Ред.) было предложено учащимся написать "Мои воспоминания с 1917 года до поступления в гимназию". Для исполнения этой работы было дано 2 часа, почему большинство её не закончило... Каждый писал, что хотел. По происхождению своему учащиеся оказались принадлежащими к самым разным слоям. Среди них очень много казаков, особенно донцов, есть уроженцы столиц, Киева, Одессы, Кавказа, Крыма, Сибири и т.п. Остальные всеми правдами и неправдами пробрались позже. Авторам от 6 до 22-х лет. Одна треть из них девочки.
— Я скоро увидел, как рубят людей. Папа сказал мне: "Пойдем, Марк, ты слишком мал, чтобы это видеть". — Жизнь как-то сразу у нас покачнулась, и всё покатилось по наклонной плоскости... — Скоро начала литься русская кровь, мои близкие умирали без стона, без проклятий и жалоб. — Я уцелел только один из всей семьи. (Стр. 11)

"Я так узнала революцию. В маленький домик бросили бомбу. Я побежала туда. Всё осыпалось. В углу лежала женщина. Рядом её сын с оторванными ногами. Я сразу сообразила, что нужно делать, т.к. увлекалась скаутизмом. Я послала маленького брата за извозчиком, перевязала раненых, как могла... Самое ужасное в революции — раненые. Их никогда не кормили. Приходилось нам, детям, собирать им деньги на хлеб. "

— Всё стало бесплатно и ничего не было. — Пришел комиссар, хлопнул себя плеткой по сапогу, и сказал: "Чтобы вас не было в три дня". Так у нас и не стало дома. — А нас семь раз выгоняли из квартир. — У нас было очень много вещей, и их нужно было переносить самим. Я была тогда очень маленькой и обрадовалась, когда большевики всё отобрали... — Жили мы тогда в поисках хлеба... — Торговал я тогда на базаре. Стоишь, ноги замёрзли, есть хочется до тошноты, но делать нечего. — Когда и вторая сестра заболела тифом, пошел я продавать газеты. Нужно было кормиться...

— Нашего отца расстреляли, брата убили, зять сам застрелился. — Оба брата мои погибли. — Мать, брата и сестру убили. — Отца убили, мать замучили голодом... Дядю увели, потом нашли в одной из ям, их там было много. (Стр. 14) — Умер папа от тифа, и стали мы есть гнилую картошку. — Моего дядю убили, как однофамильца, сами так и сказали. (Стр. 15)

— Я поняла, что такое революция, когда убили моего милого папу. — Было нас семь человек, а остался я один. — Папа был расстрелян за то, что он был доктор. — Умер папа от брюшного тифа, в больницу не пустили, и стала наша семья пропадать. — Отца расстреляли, потому что были близко от города какие-то войска. — У нас дедушка и бабушка умерли от голода, а дядя сошел с ума. — За этот год я потерял отца и мать...
— Брата четыре раза водили на расстрел попугать, а он и умер от воспаления мозга... — Мы полгода питались крапивой и какими-то кореньями. — У нас было, как и всюду, повелительное: "Открой!", грабительские обыски, болезни, голод, расстрелы. — Было очень тяжело. Мама из красивой, блестящей, всегда нарядной, сделалась очень маленькой и очень доброй. Я полюбил её ещё больше.

— Видел я в 11 лет и расстрелы, и повешения, утопление и даже колесование. — Все наши реалисты погибли. Домой не вернулся никто. Убили и моего брата... — За эти годы я так привык к смерти, что теперь она не производит на меня никакого впечатления. — Я ходил в тюрьму, просил не резать папу, а зарезать меня. Они меня прогнали. — Приходил доктор, и, указывая на мою маму, спрашивал: "Ещё не умерла?" Я лежал рядом и слушал это каждый день, утром и вечером.

— Я видел горы раненых, три дня умиравших на льду. — Моего папу посадили в подвал с водой. Спать там было нельзя. Все стояли на ногах. В это время умерла мама, а вскоре и папа умер...

— Его родители скрывались. Голод заставил послать сына за хлебом. Он был узнан и арестован. Его мучили неделю: резали кожу, выбивали зубы, жгли веки папиросами, требуя выдать отца. Он выдержал всё, не проронив ни слова. Через месяц был найден его невероятно обезображенный труп. Все дети нашего города ходили смотреть... (Стр. 16)

Чека помещалось в доме моих родителей. Когда большевиков прогнали, я обошла неузнаваемые комнаты моего родного дома. Я читала надписи раcстрелянных, сделанные в последние минуты. Нашла вырванную у кого-то челюсть, теплый чулочек грудного ребенка, девичью косу с куском мяса. Самое страшное оказалось в наших сараях. Все они доверху были набиты растерзанными трупами. На стене погреба кто-то выцарапал последние слова: "Господи, прости..." (Стр. 16-17)
— Днём нас убивали, а под покровом ночи предавали земле. Только она принимала всех. Уходили и чистые и грязные, и белые, и красные, успокаивая навсегда свои молодые, но рано состарившиеся сердца. Души их шли к Престолу Господнему. Он всех рассудит... (Стр. 17)

— Надо мной смеялись, что я вырос под пулемётным огнем. Стреляли, по правде, у нас почти каждый день. (Стр. 21) — Я бродил один и видел, как в одном селе на 80-тилетнего священника надели седло и катались на нём. Затем ему выкололи глаза и, наконец, убили. — Наконец я и сам попал в Чека. Расстреливали у нас ночью по 10 человек. Мы с братом знали, что скоро и наша очередь, и решили бежать. Условились по свистку рассыпаться в разные стороны. Ждать пришлось недолго. Ночью вывели и повели. Мы ничего, смеёмся, шутим, свернули с дороги в лес. Мы и виду не подаём. Велели остановиться. Кто-то свистнул, и мы все разбежались. Одного ранили, и мы слышали, как добивают. Девять спаслось. Голодать пришлось долго. Я целый месяц просидел в тёмном подвале...

"Воспоминания 500 русских детей".ред.проф.В.В. Зеньковского, Прага , 1924 год.

юзер

Уфа в фотографиях, 1950-е года

Оригинал взят у dimolution в Уфа в фотографиях, 1950-е года
Сегодня мы, в очередной раз, попробуем окунуться в прошлое и посмотреть на наш город сквозь призму времени. На фотографиях Уфа в 40-е и 50-е года прошлого века, это были годы активной послевоенной застройки, строительства новых промышленных объектов и расширения существующих производств. Во времена Великой отечественной войны в Уфу и другие башкирские города свозились, эвакуированные в срочном порядке промышленные объекты с оккупированных, в последствии, территорий. Большую роль в этом сыграли построенные еще до войны Куйбышевская железная дорога и железнодорожный мост через реку Белую. Многие жилые кварталы были построены немецкими военнопленными. Итак взглянем же на дошедшие до нас фотографии города тех лет.

В эти года активно застраивалась четная строна проспекта Октября. На фото место будущего Универмага Уфа
1.


Collapse )



Автор текста - Дим Тулунгужин
Если вам понравилась статья, или она оказалась вам полезной, вы можете её прокомментировать, это будет лучшей оценкой моей работы. Я стараюсь отвечать на все комментарии по существу. Давайте общаться больше!
О чем я еще пишу в этом блоге

[Чем я занимаюсь...]
Занимаюсь я в основном фотографией, преимущественно свадебной, так же увлекаюсь видеографией и дизайном. По этим и другим вопросам со мной лучше связываться через личку в контакте. Свадебное портфолио можно посмотреть вот тут.


[Мои контакты...]
По вопросам бронирования свадебных дат, сотрудничества, рекламы и прочим делам, со мной можно связаться через социальные сети, либо по электронной почте: d-tul@ya.ru. С удовольствием отвечаю на любые вопросы по существу. Я есть Вконтакте, в Instagram, на Facebook и Twitter Если вопрос ну очень срочный, можно попробовать позвонить по телефону: +7-909-350-25-38 или написать (по номеру доступны Whatsapp, Viber и Telegram)


[Если вы хотите стащить фото из блога...]
Для личного пользования и некоммерческих целей вы можете без проблем это сделать, но, обязательно, с указанием прямой активной ссылки на мой блог:
Вот такой:http://dimolution.livejournal.com или http://dimolution.com
Если фотография вам нужна для коммерческих целей или для СМИ, то обязательно нужно со мной связаться и спросить разрешения. Вот почта для этого: d-tul@ya.ru Убирать или стирать подпись и использовать фотографии без разрешения нельзя.

привет

Кавалерист-девица Надежда Дурова в Уфе

Маленькая провинциальная Уфа дала приют героине 1812 года, а уфимцы надолго запомнили столь необычную личность.

Свои воспоминания о встрече в 1828 году с Надеждой Дуровой на обеде в доме уфимского полицмейстера Ивана Грибовского оставил генерал-майор Михаил Ребелинский; выписки из его рукописи сохранились в научном архиве Института истории, языка и литературы. Вот портрет кавалерист-девицы, созданный нашим земляком примерно в конце 20-х – начале 30-х годов XIX века: «Мы сели обедать, как вдруг вошел пожилой, небольшого роста, седоватый, гладко остриженный, весьма некрасивой наружности мужчина. Он с развязностью совершенно военного человека раскланялся и сел с нами обедать. За столом он обратил внимание на мою гусарскую форму, завел со мной разговор о службе, делал разные вопросы, видимо, интересовался кавалерийским делом; из его слов было видно, что сам он – опытный кавалерист. После обеда дамы остались в гостиной, а мы втроем (с хозяином) пошли в кабинет курить. Стриженый маленький господин, разлегшись на диване с длинною трубкою, начал рассказывать о своей прежней службе, о походах и сражениях 1812 года. При этих взволновавших его кровь воспоминаниях его некрасивое лицо оживилось, глаза загорелись тем сильным, жгучим огнем, которым горят они от воспоминаний сильных душевных тревог. Вся фигура этого маленького, невзрачного человека воодушевилась, и по всему было видно, что в этом маленьком теле была сильная, твердая душа, которая много испытала, лично перенесла в продолжение своей жизни. Наконец, он встал, взял шапку и, поклонившись, вышел».

Хозяин дома поинтересовался у Ребелинского, что он думает об ушедшем госте. Тот, пожав плечами, ответил: «Есть в нем что-то странное, ненатуральное…» «Немудрено, – сказал Грибовский. – Ведь это женщина, известная как “кавалерист-девица” или “корнет Александров”, урожденная Дурова».

«Впоследствии, – пишет Ребелинский, – я коротко познакомился с этой замечательной личностью и спустя несколько лет, когда я уже жил в Уфе, пользовался ее дружеским расположением. В то время, когда я с ним, или с нею, познакомился, ей было уже 45 лет, но она была здорова, весела, не отказывалась ни от каких удовольствий и на вечерах, как говорится, плясала до упаду. В манерах ее проглядывало ухарство – принадлежность всех кавалеристов того времени. В отставном гусарском мундире или в черном фраке она страшно стучала каблуками в мазурке, становилась на колено, выделывала всякие штуки во вкусе того времени». Далее Ребелинский добавляет, что Дурова, сохранив в отставке фамилию «Александров», вела чисто мужской образ жизни: «Александров всегда был в мужском костюме с крестом в петлице и никогда не говорил про себя иначе, чем в мужском роде, и ясно показывал, что терпеть не может дамского общес­тва».

Не исключено, что именно Ребелинский, автор «Записок уфимского старожила», убедил Дурову в необходимости оставить для потомков воспоминания о тех великих сражениях, о своей жизни… Более того, весьма вероятно, что путевые дневники Надежды Андреевны начали превращаться в «Записки кавалерист-девицы» именно в Уфе. Если следовать хронологии, то получается, что эта удивительная женщина жила в нашем городе с 1828 по 1830 (1831?) и с 1833 по 1835 год. А осенью 1836 года в Петербурге вышеупомянутые «Записки…» были изданы и имели грандиозный успех. Из воспоминаний Дуровой следует, что в Уфе она жила по крайней мере на двух квартирах. Владелицей дома, где последний раз снимала комнату Надежда Андреевна, являлась ее родственница, по мужу Сыромятникова. Точнее выяснить уфимские адреса, где кавалерист-девица квартировала, пока не удалось, но дом Ребелинских она, судя по всему, посещала – в качестве гостя – довольно часто.

http://ufa.bezformata.ru/listnews/ufimskie-adresa-kavalerist-devitci/117406/

привет

Тарас Шевченко и Башкирия (Ю.Узиков)

Тарас Григорьевич Шевченко (1814-1861) заявил о себе в 1840 году знаменитым «Кобзарем». Впоследствии так стали называть и его самого. После «Кобзаря» последовало «Завещание» (1845), открыто призывавшее к свержению царизма и крепостничества. «За сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений» Т. Г. Шевченко был отдан в солдаты и сослан в Орск Оренбургской губернии.

По этапу Тарас Шевченко прибыл в крепость 23 июня 1847 года. Вид Ор- ской крепости произвел на него удручающее впечатление: грязные немо
щеные улочки, ветхие деревянные домишки, батальонные казармы - длинные узенькие строения с небольшими квадратными окошками, тюрьма арестантская.

Невыносимо трудными были условия солдатской службы - казарменный режим, палочная дисциплина, скудная пища, жестокость и грубость начальства.

Орские впечатления давали обильный материал Т. Г. Шевченко и как поэту, и как художнику. Но было строжайшее запрещение царя Николая II «писать и рисовать». Поэтому поэт тайно уходил за крепостные стены на берег Урала и работал.

Десятилетнюю ссылку он заканчивал в Новопетровской крепости. Башкирский сотник Шагиахмет Хаиров в течение двух лет доставлял из Новопетровского укрепления в Оренбург «незаконно» написанные картины и рисунки Т. Г. Шевченко и его письма членам Оренбургского тайного кружка. Они содействовали сбыту этих работ.

Тарас Григорьевич вел переписку с Уфой. Среди ссыльных были у него знакомые и друзья: известный революционный поэт Польши Эдвард Жели- говский (псевдоним Антоний Сова), Сигизмунд Сераковский - соратник Н. Г. Чернышевского, впоследствии прославленный вождь повстанцев на Хованщине, художник Бронислав Залесский, Ф. М. Лазаревский, чиновник Оренбургской пограничной комиссии. Именно ему адресовал Т. Г. Шевченко письмо от 2 августа 1852 года, в котором вспомнил Ш. Хаирова: «Поприветствуйте этого доброго и благородного сотника Хаирова. Мы с ним вместе жили года два и ни разу не ругались». В другом письме есть такие слова: «А башкирский офицер, которого я вам рекомендовал, должно быть умер, если к вам не ходит...»

Шагиахмет Хаиров учился на медицинском факультете Казанского университета, а в 1845 году перешел на отделение философского факультета по разряду восточной словесности. В 1848 году Хаиров окончил университет и был направлен в Оренбург. Исследователь творчества поэта Л. Большаков утверждает, что Хаиров служил в канцелярии попечителя кантона в Белебее.

В переписке Т. Г. Шевченко, в его дневниках неоднократно упоминается и С. Т. Аксаков.

После окончания ссылки Тараса Григорьевича навестил великий русский актер М. С. Щепкин. После его отъезда Шевченко написал С. Т. Аксакову: «Нет, таких богатырей-друзей немного на белом свете. Да, я думаю, что он только один и есть».

Тарас Григорьевич Шевченко прожил всего сорок семь лет. Из них 24 года был крепостным, десять провел в ссылке в степи бескрайней за Уралом, остальные тринадцать - под надзором полиции. Он умер 10 марта 1861 года в Петербурге, захоронен над Днепром, возле Канева.

В Калининском районе Уфы, в Ново-Лопатино, есть переулок Шевченко. Так назван он 1 ноября 1949 года.
http://zadocs.ru/cultura/38213/index.html?page=52
привет

Давлекановская жена Маяковского. Из книги Ю. Узикова

В одном из изданий было опубликовано неизвестное ранее письмо Владимира Маяковского:

«Две милые Элли! Я по вас уже весь изоскучился. Мечтаю приехать к вам еще хотя бы на неделю. Примете? Обласкаете? Ответьте, пожалуйста... Я жалею, что быстрота и случайность приезда не дали мне возможность раздуть себе щеки здоровьем. Как это бы вам нравилось. Надеюсь в Ницце выложиться и предстать во всей улыбающейся красе. Напишите, пожалуйста, быстро-быстро. Целую вам все восемь лап.

Ваш Вол.

26.Х.28».

Письмо было отправлено из Парижа в Ниццу и адресовано жене Маяковского и его единственной дочери - двум Элли. Написано послание вовсе не в духе «агитатора, горлана, главаря». Но самое интересное для нас то, что жена поэта, Элли Зиберт, уроженка Давлеканово. Она родилась здесь 13 октября 1904 года в семье крупного землевладельца Петра Зиберта, выходца из Германии.

Станция Давлеканово издавна славилась как крупный перевалочный пункт зерна, отсюда отправлялось свыше тридцати процентов хлебов Уфимской губернии. Богатые земли привлекали переселенцев, в том числе и немцев: в 1897 году их было в Башкирии более полутора тысяч. Такие, как Гар- дер, Войтр, Диц, Гауфлер, владели крупными мельницами. К подобным коммерсантам относился и отец Элли. Он смог дать дочери хорошее образование, она знала несколько языков.

Каким же образом сошлись пути-дороги Маяковского и его будущей жены, рожденной на башкирской земле? В Уфимской губернии Элли жила до начала двадцатых годов. В это время в Уфу приехал англичанин Джордж Джонс, представитель А. Р. А. - Американской ассоциации помощи голодающим Поволжья. Он познакомился с привлекательной голубоглазой девушкой с каштановыми волосами. Они поженились. Элли разделяла заботы своего мужа: готовила обеды для голодающих, раздавала продукты.

В 1923 году супруги Джонсы уехали за границу. И надо же было такому случиться, что перед отъездом в Москве Элли однажды видела Маяковского, слушала его выступление. Она была очарована этим большим и красивым человеком, его стихами. Но, конечно, не предполагала, что станет его женой.

Джонсы жили вначале в Англии, потом перебрались в США, в Нью- Йорк. Жизнь у супругов не сложилась. Они разошлись.

В мае 1925 года Владимир Маяковский отправился в трехмесячное заграничное путешествие, большую часть времени он провел в Нью-Йорке. Здесь жил в эмиграции его друг Давид Бурлюк, который стал гидом поэта.


А на одном из поэтических вечеров Маяковского познакомил его с Элли Джонс. Вместе они путешествовали по стране.

В жизни Маяковского было немало женщин: встречались и серьезные любовные увлечения, и быстротечные романы, и легкий флирт. Но Элли обернулась для него судьбой, горячей и нежной любовью. 15 июня 1926 года родилась дочь, тоже Элли. Узнав о ее рождении, Маяковский обрадовался, очень хотел увидеть ее. Но в Америку снова приехать ему было трудно. В 1928 году поэт получил визу для поездки в Париж. В это время жена и дочь отправились на отдых в Ниццу. Туда же из Парижа приехал и Маяковский. Там в первый и единственный раз дочь виделась с отцом.

Маяковскому нужно было возвращаться в Париж. Оттуда он и отправил процитированное письмо. Мечтал приехать еще раз хотя бы на недельку. Элли Джонс сразу же ответила на письмо: «Конечно, уродище, Вам будут рады! Мы Вас встретим... Четыре лапы спят... Если не сможете приехать - знайте, что в Ницце будут две очень огорченные Элли, и пишите нам часто. Пришлите нам комочек снега из Москвы... Вы мне снитесь все время! Но хорошо».

Новая встреча не состоялась.

О трагедии Маяковского Элли узнала из газет. Когда дочери исполнилось девять лет, ей рассказали, кто ее отец. Но это было семейной тайной. Мать, а затем и отчим просили никому не говорить об этом до их смерти.

Только в 1989 году Патриция (Элли) Дж. Томпсон, профессор, известный специалист в области семейной психологии, автор десятка книг, рассказала, что она является дочерью Маяковского. Интервью с ней было опубликовано в журналах «Эхо планеты», «Литературное обозрение». Патриция Дж. Томпсон мечтала побывать в России, на родине отца и матери. Ее мечта сбылась в дни столетия со дня рождения Владимира Владимировича Маяковского и в конце 2000 года.

Элли Джонс умерла в 1985 году. До выхода на пенсию преподавала русский язык, пропагандировала русскую культуру, собрала богатую библиотеку о Маяковском.

В Уфе именем поэта 1 ноября 1949 года названа улица (бывшая Комсомольская, затем - Симферопольская) в Черниковке, а также сквер в Кировском районе, где установлен памятник В. В. Маяковскому (скульптор А. Кибальников).